Глинка. Вальс-фантазия: история, описание, анализ

2017-01-19_235517Последняя петербургская зима Глинки. 1856 год. «…Я как-то упал духом, и во мне господствует одно токмо чувство: непреодолимое желание уехать из ненавистного мне Петербурга».

Композитор торопился закончить произведение, над которым работал весь конец зимы. Закрыв последний лист партитуры, Глинка написал: «Кончено 9 марта 1856 года». Отправляя ноты другу в Москву, он приписал слова: «Эта музыка напомнит тебе дни любви и младости». Через несколько дней сочинение было исполнено в концерте и имело огромный успех. Это был «Вальс-фантазия». То ли воспоминания о прошлом, то ли предчувствие близкой смерти заставило композитора вновь пережить волнения и чувства, испытанные им почти двадцать лет назад.

История создания вальса

«Вальс-фантазия» впервые был сочинен в 1839 году. Многие отмечали, что это произведение — одно из самых автобиографичных у Глинки, или, говоря словами В. Стасова, «страницы поэтической жизни самого Глинки». Но только немногие знали тогда, к кому была обращена эта музыкальная исповедь. «Е. К.» — инициалы, которые часто встречались в письмах Глинки тех лет, — его тайна. Это были инициалы Екатерины Ермолаевны Керн, с которой в то время были связаны надежды Глинки на счастье. Любовь Глинки к Е. Керн — прекрасная и трагическая страница его биографии. Об этой встрече сам композитор вспоминал: «…я увидел в первый раз Е. К. Она была нехороша собой, даже нечто страдальческое выражалось на ее бледном лице… Мой взор невольно останавливался на ней: ее ясные, выразительные глаза, необыкновенно стройный стан и особенного рода прелесть, разлитые во всей ее особе, все более меня привлекали…»

Образ прекрасной девушки и чувства, вызванные в Глинке, тени препятствий, разделявшие Глинку и Керн, воплощены в этой музыке.

2017-01-20_001417

«Вальс-фантазия» был создан в доме приятеля Глинки литератора Нестора Кукольника, где композитор долгое время находил убежище от тяготившей его домашней обстановки, от беспредельных и беспрерывных капризов и притязаний жены, которой было «недоступно все высокое и поэтическое», как обмолвился однажды сам Глинка. Эта беспокойная пора его жизни очень противоречива, он сам характеризовал ее так: «Все в жизни контрапункт, то есть противоположность»; в письме к матери он пишет: «Нынешний год для меня самый горестный и трудный в моей жизни. В это короткое время я узнал жизнь более, чем в течение всего остального времени».

Глинка еще не забыл, что светская чернь обозвала его «Ивана Сусанина» «кучерской музыкой». Его преследуют зависть, злоба, клевета. Даже некоторые бывшие друзья отвернулись от него. Но в то же время он помнит доброжелательное отношение к себе Пушкина, заинтересованность и понимание встречают его замыслы и свершения со стороны Одоевского, Брюллова, Гоголя и других лучших умов эпохи.

И в Екатерине Керн в эту тягостную для себя пору он нашел незаурядный ум, душевную тонкость, понимание его искусства — тот идеал, который художник искал. Он записывает: «В своей близости к лицу, которое его понимает, артист черпает новую силу».

Глинке было 35 лет. Эти годы в середине творческого пути были едва ли не самыми плодотворными в его жизни. Рождается план его второй гениальной опары «Руслан и Людмила», он пишет музыку к пьесе Н. Кукольника «Князь Холмский», появляется прекрасный цикл романсов «Прощание с Петербургом», инструментальные сочинения.

«Тяжкая пора страданий сменилась порою любви, и Глинка снова ожил»,— вспоминала А. П. Керн, мать возлюбленной Глинки. «В душе настало пробужденье» — как когда-то в душе Пушкина при встрече с А. П. Керн. Встреча с Е. Е. Керн побудила композитора переложить на музыку стихи «Я помню чудное мгновенье», написанные когда-то Пушкиным ее матери. Лирическая тема этого романса и «Вальса-фантазии» сродни светлым образам Пушкина, его идеалу, его «гению чистой красоты».

2017-01-20_002000

Описание, анализ, критика

Свою поэтическую исповедь Глинка заключил в форму вальса. В те времена в Петербурге наиболее часто звучавшей музыкой и наиболее любимой был именно вальс. Это и пышный, бравурный танец, без которого не обходился ни один бал, и пьеса для фортепиано, которую так любили петербуржцы. В форме вальса писались и многие романсы, к вальсу обращались и Гурилев и Варламов, Верстовский и Грибоедов, и сам Глинка отдал дань этому модному танцу во многих своих произведениях. Но впервые в «Вальсе-фантазии» он сумел одушевить эту форму, наполнив ее сложностью переполнявших его чувств.

Привычная простая форма танца не сковывает масштаба замысла Глинки, не принижает возвышенности его романтических образов, в нем рядом живут тени и свет, печали и радости, надежды на счастье и разочарование, и грустные предчувствия. В лирических мелодиях «Вальса-фантазии» «и говор нежной страсти, и меланхолия, и грусть, и милое, неуловимое, необъяснимое, непонятное сердцу»,— писала А. Керн.

Выражая глубоко личное, композитор создал произведение, которое по словам Б. Асафьева, «имеет большее значение, чем несколько симфоний». И действительно, если вся русская симфоническая музыка заключена в глинкинской «Камаринской», «как дуб в желуде» (Чайковский), то и весь русский вальс заключен в «Вальсе-фантазии» Глинки. Он первый в русской музыке создал тип лирического вальса, свободного в своем упоительном движении, раскрывающего все изгибы, всю драматургию тончайших движений поэтической души. Такой одухотворенности, глубины и силы выражения вальс доселе не знал. От глинкинского произведения — прямые нити к глубочайшим вальсовым откровениям Чайковского в его балетах и симфониях, к вальсам Глазунова, к трепетной лирике «пушкинских вальсов», вальсов Золушки и Наташи Ростовой в прокофьевской музыке.

История создания: часть 2-я

2017-01-20_001859«Вальс-фантазия» впервые прозвучал под Петербургом в Павловске летом 1839 года в павловских летних концертах и долго потом держался в репертуаре и даже получил у современников имя «павловского вальса». Все — и настроение северного летнего вечера, и мягкая световая тональность белых ночей — как бы вторили самой музыке, ее поэтическому, грустно-задумчивому характеру. Глинка и сам не раз ездил в Павловск послушать свою музыку,

К этому сочинению Глинка возвращался снова и снова, стараясь как можно совершеннее выразить свой замысел. В 1845 году «Вальс-фантазия» прозвучал в Париже в новой авторской инструментовке и встретил одобрение французской публики, и особенно Берлиоза.

Готовясь к последнему отъезду из Петербурга и перебирая бумаги, Глинка искал старую, первоначальную партитуру вальса, музыку, с которой так много было связано. Он искал, но рукопись была потеряна. Эта музыка не давала ему покоя, она жила в нем все эти годы, и он решил создать ее заново.

Сейчас «Вальс-фантазия» звучит в том виде, в каком был записан Глинкой в 1856 году. Оркеструя вальс (сначала он был написан для фортепиано), Глинка писал: «Вальс-фантазия» инструментирован по-новому: никакого расчета на виртуозность (кою решительно не терплю), ни на огромность массы оркестра». Это слова автора «Камаринской», «Арагонской хоты», «Ночи в Мадриде», постигшего уже все тайны оркестровых красок. Ведь оркестр, звучание разных его групп и инструментов для композитора то же, что для художника краски: совершенный рисунок они должны одеть в яркий наряд. Оркестровку Глинка считал очень важным делом, ведь, по его словам, оркестр «должен придать музыкальной мысли определенное значение и колорит, — одним словом, придать ей характер, жизнь». И далее: «Иструментовка находится в прямой зависимости от самого творчества музыкального. Красота музыкальной мысли вызывает красоту оркестра».

2017-01-20_002342В скромном по масштабам оркестре «Вальса-фантазии» (по замыслу автора его должны исполнять около тридцати инструментов) его лирический мелодический замысел обрел совершенное воплощение. С какой редкой свободой выступает каждый новый голос в этом оркестре — скрипки или гобоя, виолончели или валторны. Сколько нежного, бесконечно прекрасного чувства в этой трепетной мелодии, заключенной то в ласковый шепот струнных инструментов, то в страстные взлеты всего оркестра. Струнные в оркестре Глинки особенно выразительны. «Их главный характер, — как считал сам композитор, — движение. Чем больше движения, змеиных извивов дано смычкам, тем лучше оркестровка. От смычковых инструментов зависит и прозрачность и настоящая сила оркестра…»

Вальс-фантазия был последним крупным произведением Глинки. Он не знал, что покидает Петербург навсегда, что ему более не суждено будет увидеть город, который был местом его «побед и несчастий».

Через несколько месяцев Глинки не станет… Вышло так, что этим вальсом Глинка прощался со всем, что было ему дорого.

Это был вальс-воспоминание о музыке, которую он не мог забыть, как не мог, наверное, забыть и ту, для которой написал вальс впервые…

О. Дворниченко, Н. Танаев, журнал «Семья и школа», 1971 год

Метки: история, описание, анализ, Глинка, Вальс-фантазия, М. Глинка Вальс-фантазия.

Вам понравилось? Нажмите кнопочку:

Метки , , , . Закладка постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *