Художник Борис Кустодиев: картины и творчество

2016-12-16_114947С некоторых пор окно заменило ему весь мир. Оно выходило на Введенскую площадь, видны были улочки с типичными петербургскими серыми домами, вывеска булочной, подворотня и небольшая церковь, ничем не примечательная по своей архитектуре, но все-таки милая сердцу. При взгляде на нее вспоминались другие — на холмах и взгорьях, пораскинутые по всей Руси. Болезнь лишила его способности двигаться, в кресле на колесиках он совершал свои обычные маршруты — от окна к мольберту, от мольберта к окну.

Окно в мир

Иногда он и сам не верил, что вот этот человек в кресле — он и есть Борис Кустодиев, страстный охотник, лошадник, бродяга и путешественник, талантливый русский художник, картины которого — так про него писали — брали за живое именно физиологической правдой, так свежо в них было ощущение крепкого мороза, чистого снега, ветра, несущегося с просторов, так сильно в них было стремление закрепить максимум всех впечатлений, не только зрительных, но воспринимаемых всеми чувствами человеческими. Теперь у него осталась память, окно и… целый мир. Не тот — за окном, а другой — который он выпестовал, которому дал имя, пустил в свет — мир кондовой, балаганно-праздничной, разудало-шумной, лубочно-ненастоящей кустодиевской Руси. Боль, иногда сваливавшая его в постель, вдруг пробуждавшаяся тоска не имели отношения к этому миру, он существовал уже как реальность, как будто помимо его воли и желания. И чтобы вновь ощутить полноту жизни, ему стоило только окунуться туда, и начинался запой — от звона бубенцов, разноголосого гомона масленицы, расплескавшейся солнечной пестротой среди синих сугробов, и поднимающихся к небу дымков, от волооких вальяжных красавиц в цветастых платках и ненасытно ярких платьях и этих облаков-лебедушек над крутыми волжскими берегами. Он населял эту реальность, продолжал ее.
Противостояла ли она той подлинной, которая была за окном?..

Кустодиев и революция

В последние дни художник просыпался с особым чувством и с замиранием сердца, в предвкушении самого неожиданного подкатывал к окну. Шел 1917 год. «Все сдвинулось, передвинулось, а многое так и вверх дном перевернулось, — пишет он в мартовском письме. — Было жутко и радостно все время. Глаза видели (я, конечно, мало видел, только то, что у меня на площади перед окнами) как в театре или, лучше, в старинной «феерии», все провалилось куда-то старое, вчерашнее, на что боялись смотреть, оказалось не только не страшным, а просто испарилось «яко дым»… Здесь все еще кипит, все улицы полны народом, хотя порядок образцовый. Никогда так не сетовал на свою болезнь, которая не позволяет мне выйти на улицу, — ведь «такой» улицы надо столетиями дожидаться!»

Ему казалось, что изменилась даже походка у людей, иначе они перешагивали через сугробы, останавливались у афиши… В течение нескольких дней он пишет картину о февральской революции, она известна под названием «27 февраля 1917 года».

2016-12-16_113910

В сущности, это даже не картина, не живопись в кустодиевском смысле, а строго документальный кадр, хроника событий. Нечто кинематографическое в необычном ракурсе: улица с броневиком и возбужденной толпой взята сверху. Этот угол зрения станет для Кустодиева обычным во многих последующих работах, станет приемом. Великое, эпохальное нужно смотреть на расстоянии. А помогло ему сделать это открытие — окно, незаменимое, бесценное, распахиваемое даже в стужу, окно его мастерской.

Еще одна работа, относящаяся к этому году, — рисунок-заставка для «Календаря русской революции». И опять Кустодиев предпочитает стиль реалистически-документальный. Как очевидец он изображает разгром февральской демонстрации 1906 года. Другие художники в этом же издании пытаются говорить символами и аллегориями, ищут новый изобразительный язык. Кустодиев пока вглядывается в лицо революции, весь до краев переполненный ощущением значительности самого факта истории, которому он стал современником.

Он жил в состоянии радостного возбуждения. В мастерской было нестерпимо холодно, пришлось поставить печурку из кованого железа с отводной трубой через форточку, жена приходила из длинных очередей-измученная, однажды он видел, как упал на снег человек, сломленный голодом и болезнью. Но бодрость не покидала его. Друзья приходили к нему отдохнуть и укрепить себя, свой дух. Грабарь рассказывает: «Я видел его цветущим, румяным, жизнерадостным, со знакомой обаятельной, приветливой улыбкой на устах. При виде этой невероятной, прямо фантастической жизненной потенции становилось стыдно за недостойные минуты недовольства судьбой, сетований и прямого нытья у нас — здоровяков и крепышей».

Да, судьба отпустила ему запас жизненных сил, жизненной энергии, которой хватило бы на двоих. И все-таки — это понимали только самые близкие люди — его возбуждало прежде всего ощущение новых возможностей, которые открывались перед ним как художником.

Картина Кустодиева «Большевик»: трактовка и описание

В конце 1919 года Кустодиев начал полотно, которое долго никому не показывал, окончил он его через несколько лет, хотя поставил перед своей подписью на полотне цифру 1920. Впоследствии картина стала называться «Большевик».

2016-12-16_114253

Поднявшись во весь могучий рост над матушкой Россией, идет человек, крепко сжавший в руках древко знамени. Извивы полотнища повторяют извивы людской толпы, льющейся по улицам города. Как пожар полыхает красное на синем снегу, над желто-солнечными, такими маленькими сверху коробками домов. Стремительность и неудержимость в движении человека, непреоборимая решимость в его взгляде.

Художник создал картину о революции, которая стала своего рода полотном историческим, хотя средства, которыми он пользуется, совсем не те, что раньше, когда писал он документально-исторические сцены первых дней свержения царизма. Он не стремится быть правдоподобным в формах — здесь все символично и метафорично, все сочинено. Что это за город? На заднем плане видно здание Румянцевской библиотеки — дом Пашкова, но какие-то куски пейзажа напоминают Петроград. Это собирательный образ России. Угол зрения, под которым мы начинаем смотреть картину, — резко сверху, как будто с колокольни, но фигура большевика взята снизу, иначе он не казался бы нам таким гигантом. Это соединение двух перспектив в одной картине уже фантастично, как фантастична гигантская тень на заснеженной церковкой кровле. И вместе с тем здесь все органично, художнически закончено.

В одном из разговоров, показывая полотно, Кустодиев сказал, что его неудержимо влекла мысль выразить чувство стихийного в революции. Здесь не надо искать прямой аллегории, с одной стороны, а с другой, прямого историко-конкретного смысла. Это плакат, лубок, запечатлевший поэтический настрой, пафос. Такова может быть трактовка идеи картины Кустодиева «Большевик».

Впервые картина была выставлена в 1923 году на выставке пятилетия Красной Армии. По отзывам критики она была «самой сильной, яркой, талантливой, идейной картиной».

Кустодиев не любил прислушиваться к мнениям критики, но внутренне он чувствовал удачу, и это заставляло его думать о создании искусства, которое будет непосредственно служить революции. Он мечтал о гигантского размера полотнах, ему хотелось расписывать фресками целые версты стенных пространств. Он просит Грабаря поделиться холстами трехаршинной ширины, у которого они сохранились еще с довоенных времен, ждет новых увлекательных заказов.

И он получал их от Петроградского Совета — на оформление празднеств Революции, запечатления их на полотне.

И вместе с тем он создавал повторения своих маслениц, сделал изумительный портрет Шаляпина на фоне масленицы, был счастлив расписывать декорации к «Вражьей силе», сделал несколько вариантов «Русской Венеры».

«…Любовь к жизни, радость и бодрость, любовь ко всему «русскому» — это было всегда единственным сюжетом моих картин», — писал художник незадолго до смерти.

Л. Осипова, по материалам журнала «Семья и школа», 1970 год

Метки: русский художник Борис Кустодиев, творчество, картины, описание, трактовка, болезнь, жизнь, революция. 

Вам понравилось? Нажмите кнопочку:

Метки , , , , . Закладка постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *